Я не хочу работать в милиции

Документальный фильм о Руслане Рахаеве
по ссылке
Второй по счету судебный процесс над бывшим начальником уголовного розыска Черкесска Русланом Рахаевым закончился. Третьего ноября 2016 года суд города Черкесска принял решение вернуть уголовное дело прокурору для устранения недостатков, «препятствующих вынесению законного приговора». Через пять лет после гибели задержанного следствие так и не смогло провести эффективного расследования.
В ходе судебного процесса произошла уникальная ситуация. Прокурор заявил, что целесообразно возбудить уголовное дело в отношении свидетелей обвинения.
Тринадцать лет колонии строго режима, а также лишения всех наград и званий потребовал прокурор для Рахаева. Но 22 сентября 2016 года, незадолго до планируемого вынесения приговора, произошла уникальная процессуальная ситуация. Прокурор в ходе прений заявил о том, что, по его мнению, свидетели обвинения избили задержанного Джанкезова накануне его встречи с Рахаевым, то есть накануне смерти, поэтому целесообразно направить эти материалы в Следственный комитет и возбудить уголовное дело в отношении свидетелей обвинения.

По словам адвоката Петра Заикина, это совершенно абсурдная ситуация: на показаниях этих свидетелей полностью строилось все обвинение против Рахаева. Пять лет свидетели обвинения утверждали, что они не трогали Джанкезова. — «Через пять лет мы услышали от них, что они все-
таки его избивали».

Получается, что прокурор сам себя опровергнул. Обвинение, с которым он вышел в суд, построено на показаниях свидетелей, которых прокурор заподозрил в причастности к этому же преступлению. Суд, вместо того чтобы оправдать Рахаева, вынес квази-оправдательный приговор. И отправил
дело обратно прокурору, видимо, для нового расследования, уже и в отношении свидетелей.

Вместе с тем, 23 декабря 2016 года гособвинитель, несмотря на собственные заявления, посчитал нужным обжаловать решение городского суда. Верховный Суд КЧР признал решение Черкесского суда законным, оставив его в силе. История Руслана Рахаева и его дела пока продолжается.

* Полную историю дела Руслана Рахаева читайте ниже
Новости судебного процесса по делу – в ленте facebook Фонда Общественный Вердикт
Руслан Рахаев. Фото Ксении Гагай
НОВИЧКОВ НЕ ЛЮБЯТ
По словам Рахаева, ему с первых же часов расследования стало ясно – вину за смерть Джанкезова переложат на него
Руслана Рахаева обвиняют в превышении должностных полномочий с применением насилия и причинением тяжких последствий (п.п. «а, в» ч.3 ст.286 УК РФ) и причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ). По версии следствия, капитан полиции нанес тяжкие травмы задержанному, от которых он впоследствии скончался. Седьмого октября 2011 года в районе 12 часов дня Руслан Рахаев находился в своем кабинете, когда четверо его подчиненных оперативных сотрудников и двое участковых уполномоченных полиции привели к нему задержанного 47-летнего Дахира Джанкезова.
Кто убил Дахира Джанкезова
Шестого октября 2011 года полицейские задержали Дахира Джанкезова. Освидетельствование показало, что он пьян, и суд его арестовал на 10 суток. До утра Джанкезова держали в опорном пункте на окраине города, потом привезли в УВД Черкесска.

Дежурный УВД зафиксировал, что у Джанкезова «запекшаяся кровь на губах, лицо красное, левое ухо в засохшей крови, под левым глазом гематома». В 12:15 Джанкезова привели в кабинет к Рахаеву — начальнику уголовного розыска — для оперативной беседы. Разговор длился не более 3 минут. Джанкезову стало плохо, он потерял сознание. Приехавшие спустя 15 минут врачи не смогли ему помочь: тупая травма тела, множественные переломы ребер (всего были сломаны 10 ребер в 18 местах), закрытый перелом грудины, ушиб легких, сердца, многочисленные кровоподтеки – Джанкезов скончался.
Биография Руслана Рахаева
Руслан Рахаев родился в Кабардино-Балкарии. Из своих 38 лет 11 прослужил в МВД, из них около 2 лет — в Отделе собственной безопасности МВД по Северо-Кавказскому федеральному округу.

Рахаев на протяжении долгого времени служил в Кабардино-Балкарии, неоднократно участвовал в контртеррористических операциях, в том числе в отражении нападения боевиков на Нальчик в 2005 году.

Удостоен госнаграды – медали «За отличие в охране общественного порядка». В 2006 году переведен в агентурный, затем аналитический отдел МВД Карачаево-Черкесской Республики.

  • В 2008 году Рахаева наградили Почетной грамотой Президиума Народного Собрания КЧР и вручили Почетный Знак «Лучший сотрудник криминальной милиции».
  • В 2010 году он был переведен на службу в Отдел собственной безопасности, в сентябре 2011 года — на службу в КЧР на должность заместителя начальника полиции, начальника оперативно-розыскной части ОВД Черкесска.
  • Назначение было воспринято некоторыми сотрудниками ОМВД по Черкесску с настороженностью. По словам родственников Рахаева, он сразу начал требовать от подчиненных добросовестной работы, выразил свое негативное отношение к сомнительным методам при проведении оперативно-розыскных мероприятий.
УГОЛОВНОЕ ДЕЛО
В кабинете у Рахаева задержанный Джанкезов был за час до своей смерти
Седьмого октября 2011 года по факту смерти Джанкезова было возбуждено уголовное дело. Полицейские, задержавшие его днем ранее, заявили, что все повреждения нанес их начальник Руслан Рахаев. По их версии, Рахаев в считанные минуты забил подозреваемого до смерти пока они ходили пообедать.

При проведении расследования следствие проигнорировало записи видеокамер и протоколов, а также результаты первой экспертизы трупа. Эта экспертиза обнаружила у Джанкезова в тканях «лейкоцитарный вал», а это означает, что травмы, из-за которых Джанкезов умер, были нанесены Джанкезову более 4-6 часов назад.
Лейкоцитарный вал – процесс усиленного выделения лейкоцитов, который начинается после нанесения травмы. Вал образуется не раньше, чем через 4-6 часов после травмы, а иногда и через 6-8. При этом в кабинете у Рахаева задержанный был за час до смерти. Эту нестыковку защита считает главным доказательством невиновности капитана.
Руслан Рахаев и Петр Заикин. Фото Ксении Гагай
Время причинения травм — ключевое «событие расследования». На этом времени строится вся линейка доказательств.
Всего экспертиз и заключений специалистов в деле Руслана Рахаева – около десяти. Доводы первой экспертизы опровергли судмедэксперты сначала из Краснодара, а потом из Ростова — следователи направили туда материалы на повторное исследование, проведя для этого даже эксгумацию тела Джанкезова. По мнению краснодарских экспертов, повреждения могли образоваться в период от одного до трех часов до момента наступления смерти. В Ростове посчитали, что этот срок
мог быть еще меньше — в пределах одного часа. А это как раз соответствует обвинительному заключению. Четвертую экспертизу проводили по запросу защиты в ООО «124 Лаборатория медико-криминалистической идентификации».

В документе медики вновь сослались на механизм образования лейкоцитарного вала и пришли к выводу: экспертизы № 2 и №3 не обоснованы научно, а время между получением травм и смертью — не менее шести часов.
Через полгода следователь заказал еще две судебных экспертизы. Результаты этих экспертиз соответствовали версии следствия — они допускали отрезок времени от трех часов до сорока минут с момента получения травм до наступления смерти. Тогда родственники Рахаева обратились в независимую судебно-медицинскую лабораторию Владимира Щербакова и Евгения Николаева, авторитетных экспертов. Щербаков и Николаев полностью подтвердили выводы первой экспертизы, а две последующие признали «недостоверными».
Рахаев не мог убить этого человека, потому что давность повреждений, которая обнаружена при проведении экспертизы, то есть от момента их причинения до момента наступления смерти, превышает 6-8 часов. Наличие ответной клеточной реакции, а конкретно формирование лейкоцитарного вала, является однозначным критерием того, что эти повреждения имели именно такой временной промежуток развития и ни при каких обстоятельствах не могли возникнуть в срок до одного часа.
Евгений Николаев, Руководитель филиала Первой российской независимой судмедэкспертизы в Кавминводах, Ставропольский край
Данные четырех комиссионных экспертиз: давность причинения травм
Заключение СМЭ, Карачаево-Черкессия
Травмы были нанесены (согласно гистологии) в срок свыше 4-6, но менее 20 часов до смерти.
Заключение СМЭ с эксгумацией трупа, Краснодарский край
Около 1-3 часов до смерти, с учетом индивидуальной реактивности организма допустима вариабельность в пределах нескольких десятков минут в ту или иную сторону.
Заключение СМЭ, Ростовская область (повторная экспертиза)
Согласно гистологии, до 4-х часов до момента смерти. Давность причинения травм в пределах 1 часа до смерти не исключается.
Заключение 124 медико-криминалистической лаборатории,
Ростовская область
Травмы были нанесены в срок не менее 6-ти часов до наступления смерти.
На улице Черкесска. Фото Ксении Гагай
Ключевыми свидетелями обвинения по делу выступают полицейские, задержавшие Джанкезова и целую ночь удерживавшие его в опорном пункте. Еще один из свидетелей, оперативник, участвовавший в задержании Джанкезова, причастен также к задержанию еще одного жителя Черкесска, пострадавшего от пыток. Факт применения пыток подтвердила судебно-медицинская экспертиза.
«Имена виновных в смерти Джанкезова известны»
Комментарий старшего юриста Фонда «Общественный вердикт» Дмитрия Егошина
– Сам погибший Джанкезов, жертва пыток, находится сейчас в стороне. В суде идет противостояние между сотрудниками полиции, которые указывают на своего бывшего начальника, и Рахаевым. Наша задача – доказать невиновность Рахаева и установить истинных виновных в смерти Джанкезова, добиться восстановления прав. Люди, которые совершили это преступление, должны быть наказаны.
Нужно требовать от следствия, чтобы было проведено эффективное расследование, взвешены те доказательства, которые уже имеются в их распоряжении, и им была дана надлежащая оценка. Собственно, кто совершил преступление, – в настоящий момент из материалов уголовного дела усматривается. Но почему у следствия не хватает сил назвать виновных – остается загадкой. Из материалов дела понятно, кто задерживал Джанкезова, кто привозил его в этот опорный пункт, кто с ним находился все это время. И экспертиза это только подтверждает. Но на данный момент свидетели берут и указывают пальцем: Джанкезова убил Рахаев».
СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС
Из 36 допросов свидетелей в основу обвинения легли показания лишь шести полицейских
Здание Следственного комитета КЧР. Фото Ксении Гагай
Первый суд: Тринадцать лет колонии строгого режима

В марте 2013 года начался первый суд по делу Рахаева. Согласно его решению, подсудимому, как и следовало ожидать, вынесли обвинительный приговор.
5-6 марта 2013 года
Сторона обвинения требует удалить на открытом заседании из зала суда представителей СМИ. 6 марта 2013 года. Эксперт стороны обвинения не смог назвать ни одного из авторов научных трудов, на основании которых он сделал выводы в экспертизе, результаты которой говорят не в пользу Рахаева. Отсутствие ссылок на научные методики и авторов в самом заключении эксперт объяснить не смог.
20 мая 2013 года
Судья запрещает присутствующим в зале заседания пользоваться ноутбуками, у всех присутствующих журналистов проверяют служебные удостоверения и разрешения на использование диктофонов.
Суд удовлетворил ходатайство адвоката о приобщении к материалам дела детализации телефонных переговоров Рахаева и оперативников, задержавших Джанкезова. Детализация полностью опровергает версию оперативников и обвинения. Получения данных биллинга защита Рахаева добивалась десять месяцев.
11 июня 2013 года
На прениях сторон гособвинитель просто зачитывает обвинительное заключение, не дав никакой оценки полученным на суде доказательствам невиновности Рахаева и просит приговорить подсудимого к 13 годам колонии строгого режима.
24 июня 2013 года
На прениях адвокат заявляет, что из 36 допросов свидетелей в основу обвинения легли лишь показания шести сотрудников полиции, которые, скорее всего являются истинными виновниками гибели задержанного. Следственные действия, о которых ходатайствовал сам Рахаев и его защитники, либо не проводились совсем, либо были проведены через 10 месяцев, когда их актуальность потеряла смысл. Следствие не установило лиц, которые задерживали Джанкезова, место и время его задержания, умышленно была нарушена хронология реальных действий сотрудников полиции.
9 июля 2013 года суд огласил приговор Руслану Рахаеву. 8 октября Верховный суд КЧР признал приговор Рахаеву незаконным, как по нарушениям уголовно-процессуальных норм, так и по мотиву доказанности вины Рахаева.
Черкесск. Фото Ксении Гагай
Почему верховный суд отменил приговор

Комментарий Ани Агагюлян, правового аналитика Фонда «Общественный вердикт» :
– Верховный Суд Карачаево-Черкесской Республики (ВС) 8 октября 2013 отменил приговор Рахаеву. ВС указал, что в деле много доказательств, которые исключают друг друга, и все эти доказательства суд первой инстанции признал допустимыми, бесспорными и взаимно связанными. Кроме того, один из ключевых свидетелей был не только не допрошен, но и не найден в рамках предварительного расследования. ВС вернул дело прокурору для «устранения препятствий его рассмотрения судом».

ВС подчеркнул, что ошибки суда должны быть учтены при повторном рассмотрении дела.
ВВсе те свидетельские показания, которые противоречат друг другу, а также другим более достоверным доказательствам в уголовном деле (таким, как, например, запись видеонаблюдения, заключения экспертов), должны быть исключены из материалов дела.

ВС потребовал провести повторную медицинскую экспертизу, так как для расследования дела важно определить время, когда Джанкезову были нанесены смертельные травмы. В материалах уголовного дела есть противоречащие друг другу экспертизы, и неясно, как суд первой инстанции делал выводы, опираясь на эти экспертизы. То, что ВС обратил внимание на эти экспертизы, указывает на то, что ВС сомневается в причастности Рахаева к смерти потерпевшего.

Верховный суд сделал вывод, что следствие нарушило права как Рахаева, так и Джанкезова.
В рамках следствия необходимо оценить действия тех сотрудников полиции, которые доставляли Джанкезова в ОМВД России по Черкесску, а также к мировому судье. Если выяснится, что эти сотрудники незаконно задерживали Джанкезова или применяли к нему силу, то тогда в их отношении могло бы быть возбуждено внутреннее расследование или уголовное дело. Это в свою очередь повлияло бы на расследование дела против Рахаева. В ходе расследования не был установлен один из сотрудников, который доставлял Джанкезова в полицию и потом в мировой суд. С точки зрения ВС, установление его личности необходимо, чтобы взять свидетельские показания, а также выяснить правомерность его нахождения в здании ОМВД и причастность к задержанию Джанкезова. Такой исход мог также повлиять на уголовное дело, возбужденное против Рахаева.
То, что ВС обратил внимание на экспертизы, указывает на то, что ВС сомневается в причастности Рахаева к смерти потерпевшего.
На протяжении последних лет, пока длится повторное расследование смерти Джанкезова, родственники погибшего, по словам юристов, занимают нестандартную позицию: им все равно, кто будет осужден, лишь бы кого-то наказали, а причастен ли этот человек к смерти их родного, для них не так важно.

Следствие за два года не сделало ничего, чтобы установить, кем на самом деле был избит задержанный Джанкезов во время нахождения его в опорном пункте полиции, где его держали всю ночь и часть утра с 6 на 7 октября 2011 года до того, как привезти в кабинет к Рахаеву. Следствие «устранило недостатки», допросив лишь одного нового свидетеля.

Вместе с тем на одном из судебных заседаний оперативный дежурный ОМВД по Черкесску, проходящий по делу как свидетель, заявил, что смерть задержанного Джанкезова, наступившая в отделе, не была единичным случаем.
Руслан Рахаев. Фото Ксении Гагай
Второй суд: «Можешь не улыбаться, все равно сгниешь!»

В июне 2015 года в городском суде Черкесска под председательством судьи Рустама Атаева начался второй процесс по делу Рахаева.
17 июня 2015 года
Судья Атаев запретил журналистам и представителям общественности вести письменные записи. Судья не ограничился запретом и разорвал блокнот сотрудника «Общественного вердикта». Действия можно квалифицировать как грубое нарушение принципа гласности ведения открытого судебного процесса (ч. 5 ст. 241 УПК РФ).
6 октября - 17 ноября 2015 года
  • На суде при осмотре коробки с вещами погибшего Джанкезова были обнаружены вещи, которые не соответствуют описи из материалов дела. Обнаружены предметы нижнего белья, которых нет в описи, и которые следствие не отправляло на экспертизу.
  • Судья прямо на суде устраивает опознание подсудимого, задавая вопросы одному из потерпевших, что является грубым нарушением ст. 289 и 193 УПК РФ, согласно которым «не может проводиться повторное опознание человека тем же опознающим, по тем же признакам. Человек, которого опознают, должен находиться вместе с другими людьми, внешне похожими на опознаваемого».
27 ноября - 22 декабря 2015 года
  • Гособвинение отказалось от допросов 12 своих свидетелей. Отдельные свидетели дают показания, которые не вписываются в позицию обвинения, а скорее свидетельствуют в пользу Рахаева.
  • Свидетель Габовская сообщила, что отношения с подчиненными у Рахаева были «не очень налаженными». Рахаев требовал, чтобы сотрудники отдела «к старшим по возрасту коллегам обращались по имени и отчеству, а не по прозвищам».
17 февраля - июнь, август 2016 года
  • В адрес Рахаева выкрикивались прямые угрозы: «Можешь не улыбаться, все равно сгниешь!». Судья никак не отреагировал на поведение потерпевших.
  • Свидетель следователь Голубничий подтвердил, что, действительно, понятой в деле с такой же фамилией – его двоюродный брат. Понятой Голубничий участвовал в четырнадцати следственных действиях при расследовании гибели Джанкезова. Данное обстоятельство прямо противоречит статье 60 УПК РФ.
  • При допросе Рахаева выяснилось, что заменены листы в протоколах первоначальных допросов. В протоколе обнаружено значительное количество листов без подписи подсудимого.
Конвенции ООН против пыток
Вместе с тем, в соответствии c нормами международного права в тех случаях, когда процедуры расследования не удовлетворяют требованиям в силу нехватки ресурсов или опыта, проявления предвзятости, явного наличия систематических злоупотреблений или по каким-либо другим существенным причинам, необходимо проводить расследования c помощью независимой комиссии по расследованию или в рамках какой-либо иной аналогичной процедуры. B состав таких комиссий должны выбираться люди, известные своей беспристрастностью, компетентностью и независимостью. B частности, они должны быть независимыми по отношению к любым учреждениям, ведомствам или лицам, по поводу действий, которых может проводиться расследование.
СЕМЬЯ
В СИЗО мне говорили: «Руслан – это тот парень, которого подставили?»
Лидия Жабелова. Фото Ксении Гагай
«Адвокаты отказывались от нас, нам говорили, что все наши усилия спасти Руслана закончатся тем, что нас "потеряют" между двумя республиками (КБР и КЧР), а его убьют», – говорит родная тетя Руслана и его общественный защитник в суде Лидия Жабелова.
На заседания суда, которые назначают почти на каждый понедельник, ходят его тетя Лидия Жабелова и сестра Амина Казакова. Они уверены, что Руслан невиновен, а все дело в зависти и круговой поруке.

В Черкесске он был «варягом». До назначения начальником уголовного розыска работал в управлении собственной безопасности МВД по Северо-Кавказскому федеральному округу. Еще раньше служил в Кабардино-Балкарии, участвовал в отражении нападения боевиков на Нальчик в октябре 2005 года. После этого попал под программу защиты свидетелей.
Осенью 2011 года 32-летнего полицейского перевели начальником уголовного розыска в столицу соседней Карачаево-Черкесии – город Черкесск. На новом месте он проработал около месяца. По мнению родных Рахаева, лица, которые причастны к смерти Джанкезова, приложили все возможные и невозможные усилия, чтобы не было эффективного расследования.

Часть коллектива, по словам родных Рахаева, отнеслась к его появлению на должности замначальника полиции Черкесска с предубеждением из-за его прежней работы и даже враждебно.

Для него служба в полиции была не ради мундира. Он на самом деле ощущает себя защитником, и он в этом находил для себя смысл жизни. <...> Мне все время казалось, что появится кто-то, я достучусь до кого-то сильного, кто скажет: А ну прекратите это безобразие. Сколько можно над людьми издеваться? Потому что людям простым все очевидно. Экспертам – очевидно. Почему тогда все это длится…

Лидия Жабелова, тетя Руслана Рахаева, его общественный защитник в суде
«Надеемся на оправдательный приговор»
Комментарий старшего юриста Фонда «Общественный вердикт» Дмитрия Егошина
– В своей работе мы всегда становились на сторону жертв пыток. И время от времени получали от правоохранительных органов упреки в том, что мы помогаем только жуликам (условно), но не помогаем сотрудникам полиции. Дело Рахаева доказывает обратное. Мы хотим разобраться в ситуации и найти настоящих преступников, виновных в гибели Джанкезова, и привлечь их к ответственности.

После окончания процесса над Рахаевым у нас еще будут инструменты для, скажем так, установления истины. Мы будем добиваться оправдательного приговора. В случае такового мы будем разговаривать с потерпевшими и предлагать свою помощь, как это не парадоксально. Мы считаем, что люди, которые совершили это преступление, должны быть наказаны. Необходимо восстановить права всех участников процесса. Если не в первой инстанции, то во второй – в Верховном суде Карачаево-Черкессии.
Черкесск. Фото Ксении Гагай